Геноцид езидов Шангала: уроки трагедии

Через несколько дней – 03.08 — езиды всего мира будут отмечать скорбную дату своей истории – геноцид в Шангале (Ирак, 2014 г.). Вашему вниманию предлагается эксклюзивное интервью для сайта «Езидского конгресса» доктора юридических наук, профессора, Почетного работника юстиции России Самвела Кочои

Выбирая тему для беседы или комментариев всегда хочется, чтобы собеседником или комментатором оказался человек, чей авторитет по такой теме общепризнан и непоколебим. По теме геноцида у Вас имеются статьи в ведущих научных журналах, под Вашим научным руководством в России состоялась последняя по хронологии успешная защита кандидатской диссертации по теме геноцида. Поэтому первый вопрос к Вам как признанному российскому специалисту в этой сфере: можно ли считать то, что было совершено террористами из «Исламского государства» (ИГ)[1] в отношении езидов Шангала, геноцидом с точки зрения уголовного права? Я подчеркиваю: не с точки зрения политики, а с точки зрения права.

Начнем с того, что уголовная ответственность за преступление геноцида впервые была установлена в Конвенции ООН 1948 г. «О предупреждении преступлений геноцида и наказании за него». Затем, основываясь на определении геноцида, которое содержится в указанной Конвенции, большинство государств мира в своем национальном законодательстве установило уголовную ответственность за геноцид. В России, например, такая ответственность предусмотрена статьей 357 Уголовного кодекса.

Отвечая непосредственно на Ваш вопрос, отмечу, что объектом геноцида может быть только национальная, этническая, расовая или религиозная группа. Езиды, как известно, признаются всеми без исключения религиозной группой (а в некоторых государствах – также этнической группой, этносом).

Далее, геноцидом Конвенция 1948 года признает 5 видов преступлений: убийство членов группы; причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы; предумышленное создание для них таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение группы; меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы; насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую. Все эти преступления совершены и, добавляю, продолжают совершаться в отношении езидов. Статистика преступлений джихадистов общеизвестна: почти 10 000 убитых и искалеченных езидов; более 800 000 беженцев; более 5000 похищенных женщин и девушек, подвергшихся изнасилованию и обращенных в сексуальное рабство; сотни, а может, тысячи детей, похищенных и переданных на «воспитание» в качестве «живых бомб» для джихада против «неверных»; сотни и тысячи фактов насильственного обращения езидов в ислам и т. д.

Публикации на террористических сайтах, показания арестованных джихадистов, сообщения жертв террористов, исследования многих зарубежных специалистов и международных организаций не оставляют сомнений: все эти преступления совершались только потому, что жертвы – езиды. Поэтому мы можем с уверенностью сказать, что действия террористов из «Исламского государства» в отношении езидов полностью подпадают под определения геноцида, которые содержатся как в Конвенции ООН 1948 года, так и в национальном законодательстве почти всех государств мира.

Если совершено столь тяжкое преступление против целого народа, то почему до сих пор нет ни одного судебного решения об этом?

Вначале хочу обратить Ваше внимание, что геноцид против езидов признан и осужден отдельными авторитетными международными организациями и парламентами ряда государств. Понятно, что парламент ни в одной стране мира не является судебным или следственным органом, поэтому все эти решения являются политическими. Что касается судебных решений, то хочу напомнить, что у мирового сообщества сначала была идея передать дело о геноциде езидов в Международный уголовный суд, затем возникла идея создать Специальный трибунал по аналогии с таким Трибуналом по бывшей Югославии, затем иракский парламент принял решение создать Специальный суд с дислокацией в Тель-Афаре, который должен был рассмотреть преступления против езидов… Также добавлю, что началась работа, которая, правда, очень сильно замедлилась из-за пандемии, специальной Следственной группы, созданной Советом Безопасности ООН по расследованию преступлений против езидов Шангала. Так что медлительность международного сообщества в создании и реальном функционировании такого суда, а также отсутствие действенной помощи ему со стороны властей Ирака – главная причина отсутствия прогресса.

Что касается позиции отдельных государств, то попытку рассмотрения в своих национальных судах дел о геноциде против езидов пока что предприняла только Германия. Там в настоящее время рассматривается уголовное дело по обвинению гражданки Германии, жены террориста из ИГ, в пособничестве геноциду езидов. Очевидно, что террористы, чьи руки по локоть в крови езидов, прячутся во многих государствах, и только от воли этих государств зависит, преследовать их за геноцид или нет. Но если государство реально, а не на словах, противостоит терроризму, то оно обязано находить и предать суду террористов.

Как Вы думаете, почему не все государства признают и осуждают геноцид езидов хотя бы на политическом уровне?

Действительно, вроде бы никто не отрицает, что геноцид езидов совершили террористы. По идее, если мировое сообщество борется с терроризмом, значит, это же самое мировое сообщество должно осуждать преступления, совершаемые террористами. Однако в случае с езидами мы видим другое: парламенты лишь некоторых государств проявили принципиальность, не испугались террористов и их покровителей, встали на сторону езидов – признали и осудили геноцид по отношению к ним.

Пример с геноцидом езидов показывает: мир еще далек от выступления единым фронтом против терроризма. В вопросе защиты этнических, расовых и религиозных меньшинств от геноцида и терроризма государства мира, к нашему большому сожалению и возмущению, проявляют эгоизм, отдают предпочтение своим геополитическим или экономическим интересам.

Что должны сделать езиды, чтобы такое страшное преступление больше не повторялось?

Разобраться с причинами случившегося, понять, что единственный союзник езидов в регионе – это их единство. Перестать себя считать исключительно религиозной группой, прекратить лить воду на мельницу исламским радикалам (арабским, турецким, курдским) и заявлять как заклинание, что они – «народ без книги». Перестать плясать под дудку тех, кто обещает блага в случае отказа от своей национальной идентичности, и понять, что езиды обладают всеми признаками самостоятельного этноса.

…Говорят, что езиды – это группа, отличающаяся от других своей религией. Но разве в мире мало прецедентов, когда формирование этноса, народа происходило вокруг его религии или по религиозному признаку? Разве не таким образом произошло, например, формирование боснийского народа, представителей которого в бывшей Югославии называли «муслиманами» (мусульманами)?

Говорят, у езидов нет своего языка, якобы, их язык, – это язык соседей. При этом опять ссылаются на науку. Не впадая в историю вопроса, замечу, что в современном мире немало прецедентов, когда два или более народа говорят на одном языке, который каждый из них называет по своему. В той же бывшей Югославии наука утверждала, что у хорватов и сербов один язык – сербскохорватский. Но как только Федерация распалась, та же наука стала утверждать, что у сербов есть свой, сербский язык, а у хорватов – свой хорватский язык. Даже черногорцы, которых без сомнений и во все времена считали сербами, теперь заявляют, что их язык вовсе не сербский, а черногорский. О том, что они говорят на своем, боснийском, заявляют и сербские мусульмане. И всё это, повторяю, фактически – один и тот же язык. Так что никакая наука не может служить решающим аргументом в вопросе о том, кто такие езиды, и на каком языке они говорят. Это решает сам езидский народ!

… История езидов показывает, что даже добровольная ассимиляция (отказ от этнической идентификации) в пользу более крупного народа региона не спасает их от геноцидов. Тем более что представители именно этого крупного народа нередко становились соучастником или исполнителем таких геноцидов. Поэтому, резюмируя сказанное, хочу подчеркнуть, что рост национального самосознания народа езидов, если хотите, сильная езидская идентификация, – это путь к их самосохранению, путь к предупреждению новых геноцидов.

 

[1] Организация признана террористической и запрещена на территории РФ.